Над пропастью - прыжки с моста, Бегущая лань

Быстрей, чем заяц от орла; Бежал он в страхе с поля брани, Где кровь черкесская текла; Отец и два родные брата За честь и вольность там легли, И под пятой у сопостата Лежат их головы в пыли. Их кровь течет и просит мщенья, Гарун забыл свой долг и стыд; Он растерял в пылу сраженья Винтовку, шашку — и бежит! И скрылся день; клубясь туманы Одели темные поляны.

Псалом 41: Жаждущая лань

Нам чарку поднес меду пенного, А боярыня его белолицая Поднесла нам на блюде серебряном Полотенце новое, шелком шитое. Угощали нас три дни, три ночи И все слушали - не наслушались. Не сияет на небе солнце красное, Не любуются им тучки синие: То за трапезой сидит во златом венце, Сидит грозный царь Иван Васильевич. Позади его стоят стольники, Супротив его все бояре да князья, По бокам его все опричники; И пирует царь во славу божию, В удовольствие свое и веселие.

озирался со страхом, точно старался рассмотреть нечто между частыми . Я убедился, что белая лань и впрямь существует. . из всех; она прыгала, играла, замирала вдруг и снова пускалась бежать с такой.

Быстрей, чем заяц от орла; Бежал он в страхе с поля брани, Где кровь черкесская текла; Отец и два родные братаЗа честь и вольность там легли, И под пятой у сопостатаЛежат их головы в пыли. Их кровь течет и просит мщенья, Гарун забыл свой долг и стыд; Он растерял в пылу сраженьяВинтовку, шашку — и бежит! И скрылся день; клубясь туманыОдели темные поляныШирокой белой пеленой; Пахнуло холодом с востока, И над пустынею пророкаВстал тихо месяц золотой!..

Усталый, жаждою томимый, С лица стирая кровь и пот, Гарун меж скал аул родимыйПри лунном свете узнает; Подкрался он, никем незримый С кровавой битвы невредимыйЛишь он один пришел домой. И к сакле он спешит знакомой, Там блещет свет, хозяин дома; Скрепясь душой как только мог, Гарун ступил через порог; Селима звал он прежде другом, Селим пришельца не узнал; На ложе мучимый недугомОдин, — он, молча, — умирал И он привстал, и кровь бойцаВновь разыгралась в час конца.

Прими меня, мой старый друг; И вот пророк! Ни крова, ни благословленьяЗдесь у меня для труса нет!.. И саклю новую минуя, И прежних дней летучий сонВдруг обдал жаром поцелуяЕго холодное чело; И стало сладко и светлоЕго душе; во мраке ночи, Казалось, пламенные очиБлеснули ласково пред ним; И он подумал: И хочет он взойти — и слышит, И слышит песню старины И стал Гарун бледней луны:

История охоты Есть какое-то магическое притяжение в текстах об охоте и охотничьих фотографиях 19 века. В наше время любая находка документов той эпохи представляет интерес. В Курганском областном архиве сохранилась интересная книга того времени:

Будь страхом им, как зверю - звуки гона, Будь Василиском царственным, от лучей, Бегут от леопардов лани, И от Тебя бегут насилье, страх, вражда!.

Лев Успенский, Всеволод Успенский - Двенадцать подвигов Геракла Как ни силен был герой, он всё же не решился сразу вступить в поединок со страшным зверем. Быстрый, как молния, отскочил он с тропинки в сторону и спрятался за дерево такой толщины, что пять человек не смогли бы охватить его ствол руками. Яростный вепрь как буря налетел на дерево, разя его ударами клыков.

Пена клочьями падала с его рыла. Под тяжкими ударами ствол затрещал. Листья и жёлуди с шумом посыпались на землю. То отбегая назад, то кидаясь вперёд, Эвриманфский вепрь с разбегу крушил столетний дуб в щепки, стараясь добраться до Геракла. Напрасно герой пытался его ударить мечом сбоку. Меч оставлял глубокие царапины в шкуре вепря, но не мог нанести ему смертельной раны. Грязь и пена смешались с кровью чудовища, которое с каждым ударом меча свирепело всё больше и больше. Наконец огромное дерево покачнулось.

Грозя раздавить Геракла, тяжко крякнув, рухнуло оно. Затрещали молодые клёны вокруг. Хорошо ещё, что Геракл успел увернуться от падающего ствола.

Из истории охоты в Тобольской губернии

Здоровый дух в здоровом теле, Не сгоряча, не с перепугу, Стремясь вперёд — на самом деле Ты каждый раз бежишь по кругу. Беглец — срывается с оглядкой, Зашорен глаз, не видно цели, Дела и мысли в беспорядке, На старте — силы на пределе. Рекорд не будет обналичен, И не утопит в лаврах зритель… Зато маршрут неограничен,.

Лань паслась при лунном свете. Средь душистых Но держал их цепко страх. За любимицу Снова вслед за ней бежит. Ох, как лань.

Похожие презентации Показать еще Презентация на тему: Твоим стыдом, беглец свободы, Не омрачу я стары годы, Ты раб и трус — и мне не сын!..

Лань,бегущая по кругу.

арина Мало кто не помнит наизусть хотя бы частично строки из баллады М. Вместе с Лермонтовым мы восхищаемся мужеством русских солдат, их любовью к родине, готовностью к самопожертвованию. Хорошо известно также, что Лермонтов был участником Кавказской войны , участвовал в знаменитом сражении при реке Валерик 11 июля года, проявил незаурядное мужество.

Гарун бежал быстрее лани, Быстрей, чем заяц от орла; Бежал он в страхе с поля брани, Где кровь Винтовку, шашку — и бежит! —. И скрылся день.

Но слава эта все же неполная. У него было четыре дарования: Прочная слава пришла только к его лирике; переводы Еврипида упоминаются с почтением, но мимоходом; критику хвалят, но с усилием; а о четырех драмах на античные темы стараются не вспоминать. Пятое его дарование - педагогика - почти вовсе не известно. Отчасти причиною этому - разделение труда: Между тем Еврипид Анненского едва ли не важнее для понимания Анненского, чем для понимания Еврипида.

Если лирика - это парадный вход в его творческий мир парадный, но трудный , то Еврипид - это черный ход в его творческую лабораторию. Так часто бывает с переводами. Когда поэт пишет собственные стихи, бывает нелегко отделить в них главное для поэта от неважного и случайного. Когда поэт вписывает в чужие стихи что-то, чего не было в подлиннике, - будь то образ, мысль или интонация, - то ясно, что он делает это потому, что без этого он не может. Анненский, извлеченный из его Еврипида - из переводов и сопровождающих статей, - был бы более концентрированным Анненским, чем тот, которого мы видим на полутораста страницах его оригинальных стихов.

Вряд ли кто из читателей услышит в его стихах и статьях"язык трибуна". Но Анненский знал, о чем говорил.

Гораций Флакк Квинт

Что бежишь от меня, Хлоя, испуганно, Словно в горной глуши лань малолетняя! Шевельнет ли весна листьями взлетными, Промелькнет ли, шурша, прозелень ящерки В ежевике душистой,— Оглянись, я не тигр и не гетульский лев, Чтобы хищной стопой жертву выслеживать.

Они знают запах животного и знают оттенок страха, и принц доверяет им, и идет Гончие замирают, растерянно притихнув, и не хотят бежать дальше.

Это радуются победе шотландские воины. Наголову разбили они англичан в жестокой битве. Хотели англичане покорить вольную Шотландию, но не отдали свой любимый край смелые шотландцы. Тесным строем, плечом к плечу, пошли шотландские воины на врага. И не выдержали англичане, побежали. На берегу славной реки Лидер отдыхает шотландская дружина во главе со своим вождём лордом Дугласом. Шатёр для него разбит посреди зелёной поляны, у самого подножия замка Эрсилдун.

Но сейчас, ранним вечером, пусто в шатре. Пируют победители в славном замке Эрсилдуне. Много доблестных воинов собралось в пиршественном зале. Ещё не зажили раны, но каждая из них прибавляет чести воину. Лишь рана в спину постыдна. Владелец замка Томас Лермонт радушно и ласково потчует гостей. Лучше всех в Шотландии умеет он слагать песни, окрылённые рифмами, лучше всех поёт под звуки арфы.

Толкование сна Лань в сонниках

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

Жалоба Белой Лани (Литературный перевод старинной французской баллады) псы скалят острые зубы, Я устала от них с диком страхе бежать!.

И он привстал, и кровь бойца Вновь разыгралась в час конца. Прими меня, мой старый друг; И вот пророк!

Читать онлайн"Беглец" автора Лермонтов Михаил Юрьевич - - Страница 1

Неспешно скользит и зловредной струёй Жмется тесней к бесплодным пескам. Вы — налево, туда, где дорогу в леса Открыл Марафон , где овцы ведут Отары ягнят за собой, ища Пастбищ ночных; вы — туда, где Австр Смягчает мороз суровых Ахарн Пусть один из вас — на сладкий Гимет , К малолюдным другой Афиднам идет, Давно мы и тот не тревожили край, Где берег морской изогнулся лукой, Где Сунийский мыс.

И Флии зовут Всех, чья славой лесной душа плетена: Там вепрь живет — земледельцев гроза, Что множеством ран известен давно.

Возлюбленный Лань Ван Цзи, шисюн Цзян Чэна, шибо Цзинь Лина, и Вэй У Сянь стал внушающим страх и ужас Старейшиной И Лин. Все . проблемами бежит к Лань Си Чэню или Цзинь Гуан Яо. Впрочем.

Как только трусливый царь увидел свирепую голову вепря и острые загнутые клыки, он кинулся прочь и забился со страху в большой медный чан, в который слуги сливали дворцовые помои. Он просидел там целую ночь. Там он и заснул. А во сне ему опять явилась богиня Гера. Поутру Эврисфей выбрался из чана, очистился от корок и шелухи и, напустив на себя важный вид, приказал Гераклу на этот раз поймать ему золоторогую Киренейскую лань.

Выслушав новое приказание Эврисфея, Геракл глубоко задумался. Он знал, что у Киренейской лани неутомимые медные ноги, что она хитра и осторожна. Знал он и то, что лань эта была любимицей богини Дианы-охотницы. Диана же никому не позволяла прикасаться к своим любимым животным. Поразмыслив об этом, Геракл решил как следует приготовиться к охоте. Не теряя времени, он отправился к себе на родину в Фивы и стал там упражняться в беге.

Беглец (Лермонтов)

У ложа сонного, разнеженный, влюбленный, Хламиду грубую бросаю с узких плеч. И целый день потом с улыбкой простодушной За Хлоей маленькой бродить по площадям, Внимая шепоту: Стихотворение примечательно сочетанием обезоруживающей нежности с изысканной литературностью. Адресатом его любовного плана является новая возлюбленная и будущая вторая жена летнего поэта Анна Ивановна Чулкова-Гренцион-Ходасевич, во взаимности которой он находит успокоение после разрыва с Евгенией Муратовой.

Многоообразные поэтические ориентиры стихотворения сосредоточены вокруг трех центров: Жертвы на алтарь новой любви и умиротворенности игриво приносятся от имени чуть ли не всей мировой поэзии.

Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей . Лань прянула в сторону, но не убежала, а остановилась, глядя на Алису. .. грунтом» являются зависть и жадность, страх и ярость, которые владеют.

И он привстал, и кровь бойца Вновь разыгралась в час конца. Твоих услуг Я до могилы не забуду!..

Шариковы